eldhenn: (Default)
Хорошо, Юля, ты меня убедила, что это действительно комедия и жестокий стёб. И я просто не понимаю обстёбываемого явления.
Но блин, Чайку-то ставят и восхищаются ей не как стёбом! А как Великим Произведением, Исполненным Глубокого Смысла! Её ставят ровно такой же скучной и унылой, какой она мне показалась.

Собственно, к самому Чехову у меня претензий и не было.
eldhenn: (Default)
Мда. Чайка это... В общем, так как я не являюсь небыдлом, я всего лишь старая маразматичная ящерица, мне можно.

Версия первая. Это просто неудачная пьеса. Ну не получилось, бывает.
Версия вторая. Это первая в истории проба сюжета Евангелиона. Огромных Боевых Человекоподобных Роботов ещё нет, но У Всех Персонажей Есть Куча Нерешенных Личных Проблем - уже есть. Возможно, Анно вдохновлялся как раз Чайкой. Возможно, ей же вдохновлялся Кен Кизи, потому что персонажей не то досрочно выпустили из дурдома, не то забыли туда отправить.
Версия третья. Антон Павлович хотел сделать Неформат. Примерно так же, как его герой Треплев. Но изобразительных средств, кроме сцены, у него не было, мультиков ещё не придумали, поэтому вышло то, что вышло. Полный треш и угар на сцене изобразить невозможно, потому что люди всё-таки живые, и это накладывает большие ограничения.
Ах да, версия четвёртая, на самом деле нулевая. Я просто ничего не понимающее в культуре быдло.

Популярность "Чайки" на мой взгляд обусловлена именно её шизофреничностью и примитивизмом. Её скорее всего никто не понимает, но небыдло считает это главным условием качества культурного продукта. Если в пьесе понятен сюжет, основная мысль, характеры героев, если пьеса вызывает легко определимые эмоции - это плохая, негодная пьеса.

И ещё один момент. Чайка считается комедией. Помнится, "Доходное место" тоже считается комедией. Кажется, я ничего не понимаю в комедиях.
eldhenn: (Default)
Непонятно, почему решили так назвать пьесу. Кто там безотцовщина, при чём тут безотцовщина...
Я бы назвал её "Негодные люди". Вся пьеса описывает плохих, негодных людей. Разве что Александра Ивановна... но она скорее всего тоже, просто не до неё было, не успели описать.
Ужасно. Просто ужасно. Пьеса оставила очень гнетущее впечатление. Как будто Антон Павлович захотел показать всю мерзость человеческую.
eldhenn: (Default)
Та самая романтика. И даже практически без "гнусностей".
И вообще очень хорошая повесть, очень, очень хорошая. Я хочу её разобрать, но на это нужно время. Может в выходные, может на той неделе.
eldhenn: (Default)
Рассказы Чехова - скорее зарисовки из жизни. Повторюсь - не предназначенные для детей, по крайней мере для современных детей.
А вот повести поднимают вопросы. Пока мне больше всего понравилась повесть "Огни". Вот её читать следует... ну где-то после 20, когда всерьёз задаёшься вопросами типа смысла всего сущего и главное - начинаешь на них отвечать. Ну то есть неправильно отвечать, конечно, но отвечать. И в это время данная повесть может подкинуть пару углов рассмотрения.
eldhenn: (Default)
Чехов, рассказ "Живая хронология". Как я понял, отсканирован из книги, вышедшей в сери "Внеклассное чтение". То есть как будто для детей напечатано было, да?
Между тем, речь в рассказе идёт о вещах, о которых детям думать обычно не рекомендуется.
eldhenn: (Default)
Я кажется начал понимать, почему в советской школе детям давали Чехова. Давали произведения двух типов - про страшный царизм, чтобы мы видели, как далеко продвинулись на примере 1913 года, и немного про неправильных детей, в воспитательном ключе, тесезеть.
Что там было про людей, про их внутренний мир, про их отношения - это всё мимо.
eldhenn: (Default)
Переключился с Чехова на Хайнлайна. Ожидаемый результат достигнут - голова отдыхает. Казалось бы, у Чехова нет особой философии, чай не Бердяев, но его слог заставляет напрягаться. Читать Чехова - труд.
Хайнлайн же читается легко. Но с Чеховым сравнения не выдерживает. Наверное я постарел - но мне это уже не нравится. Все эти рассказы о героях, ну то есть о как бы обычных людях, но по факту героях - всё это неинтересно.
"Чужака" дропнул. Он чуть менее, чем полностью наполнен философией, и я знаю, что я сейчас с этой философией не соглашусь. То что казалось мне интересным и правильным в 20 лет, сейчас таковым не кажется.
"Имею скафандр - готов путешествовать" - неплохая сказочка для детей среднего школьного возраста. До 12 лет, скажем.
"Иов" - прекрасен. Ну то есть первая часть так себе, а вот конец, описание Небесного Града и Преисподней (до неё я только что дочитал, но думаю не разочаруюсь) совершенно восхитительны. В лучших традициях Марка Твена.
В целом фантастика у него так себе. Хуже Олдей, хуже Дяченок, хуже Саймака, и уж конечно же хуже Азимова.

"«Интурист» изнутри" - очень, очень интересное произведение. Почти непредвзятый рассказ иностранца о пребывании в СССР в 1960 году. Я сделал для себя вывод, что советский сервис не связан с социализмом или КПСС. Советский сервис описан у Чехова, советский сервис был в середине прошлого века (как ни странно, для иностранцев предлагался практически тот же советски сервис), и советский сервис у нас наблюдается сейчас, через 20 лет после окончания Советского Союза.
Но есть в "Интуристе" ещё один интересный момент. По некоторым признакам автор вычисляет "реальную численность населения Москвы", и оценивает её в 750000 человек. В 1960 году. Очень плохо, что он не обратился с этой оценкой к компетентным лицам, и что ему не объяснили его неправоту. Кроме того, Хайнлайн не совсем правильно смотрел на советскую жизнь. Например, то, что он называл "трущобами", было либо остатками частного сектора, либо временными рабочими кварталами (барачными).
И одна фраза из "Интуриста", тоже характеризующая автора - "многие из самых больших и пышных зданий были построены как раз в то время, когда американцы погибали, приводя в Мурманск конвои с грузами по ленд-лизу." Американцы погибали, понимаете? А мы тут роскошествовали.
eldhenn: (Default)
Точнее, мысли по прочтению. Промежуточные - подустал я от него, прочтя почти все рассказы. Почитаю чего-нибудь более примитивного, вроде Хайнлайна, и вернусь к Чехову.
Так вот. Чехов конечно прекрасен. С детства, со школы, осталось ощущение, что это какие-то не очень интересные полудетские рассказы... я не могу назвать их детскими. Кроме разве что "Каштанки" и "Письма к учёному соседу", про них слишком укоренилось детское впечатление.
Коренное отличие от сегодняшней ситуации прослеживается только одно. То есть в основном - межчеловеческие отношения, общественные отношения - как будто списаны с нашего времени. Но отличие есть, и я считаю его единственным результатом семидесяти лет советской власти. Равенство. Равенство всех людей.
То есть в XIX веке (и ранее, конечно) каждый знал своё место. Чётко знал. Знал, кем он является, и кем он не является. Ну были во все времена исключения вроде Ломоносова, но это именно что исключения, единицы за сотни лет.
Мещанин был мещанином, дворянин дворянином, купец купцом а холоп - холопом. Относились они между собой почти как разные биологические виды. Дворянство, или холопство - это воспринималось не как результат воспитания, общественных отношений, а как нечто присущее человеческой натуре. От рождения, или до рождения... вообще присущее. Я это явно заметил первый раз у Свифта - "рабочих учить не следует, ибо они глупы и от учения им пользы не будет". Вот раз холоп - значит глупый. И любой аристократ лучше любого холопа - по всем параметрам лучше. Вообще лучше.
Советская власть приучила нас думать иначе. Необразованного можно выучить, больного вылечить, дурака или даже преступника - исправить... То есть это не всегда получается - за недостаточностью стараний, или по запущенности случая, или по недостатку конкретного метода, но в принципе, любой может быть полноценным. Вообще любой. Во всех отношениях полноценным. (Доходит даже до признания полноценности во всех отношениях за инвалидами, и даже даунами - но это отдельный вопрос, я не о том).

А вот в последнее время, как мне кажется, это представление подвергается атаке. Возможно целенаправленной, возможно спонтанной, но атаке. Появляются люди... ну может не первого сорта, но первой свежести. И второй свежети. А то и первого сорта. Первый сорт - это кого показывают по телевизору, про кого пишут в журналах, это люди, чья жизнь с одной стороны подаётся как образец, а с другой показывается недостижимой в принципе.

Profile

eldhenn: (Default)
Элдхэнн

Tags